С творчеством какого писателя или поэта вы сейчас знакомитесь

Русский язык: учебник для 6 класса общеобразовательных учрежде­ний | Познайка - инфо - Part 58

О тайнах ремесла и муках творчества более навязчивыми, как только вы лично знакомитесь с писателем. Когда б вы знали, из какого сора Но это опыт поэта, а Татьяна Шереметева прозаик. Сейчас я заканчиваю роман, который написан от лица мужчины, нашего современника. 1 день назад С творчеством какого писателя или поэта вы сейчас знакомитесь на уроках литературы? Какое его произведение читаете. Обычно нужен какой-то нейтральный вопрос о том, о сем? Подойдет банальное: не подскажете, где находится Кремль, просишь.

Есть еще одна вещь, которой я коснулся, это депрессия. В книге отец парня переживает такое состояние. Субмарина находится глубоко в океанских водах, испытывает огромное давление, в ней невозможно видеть должным образом. И я представляю себе момент, когда субмарина всплывает на поверхность, и человек переживает момент эпифании. Весь мир открывается для. В книге была красивая метафора, касающаяся девушки Джорданы: Я очень осторожно подходил к этому, пытаясь ограничиться в употреблении самого слова.

Некоторые читатели сравнивают вашего героя с Холденом Колфилдом — они оба подростки, которые пытаются понять мир и скрывают за внешним цинизмом желание помогать другим. А для вас такое сравнение уместно? Что ж, я думаю, вы это очень хорошо выразили: Я просто хотел раскрыть характер подростка, который бы соответствовал моим собственным воспоминаниям об этом возрасте. Мне казалось, что в литературе нет произведений, в которых мальчик-подросток был бы изображен по-настоящему честно — мрачным, тревожным.

Удивительно, насколько нестабилен мальчик подросткового возраста, нормальный подросток. Не мальчик с психическим расстройством, не клинически больной подросток. И мне казалось, что даже в самой знаменитой британской истории о подростках — дневниках Адриана Моула — такого не. Книги Сью Таунсенд были для меня не аутентичным изображением мальчика-подростка, а неадекватным и недостаточно странным повествованием. Поэтому я обратился к такому герою и не стал наделять его болезнью.

Получается, часть опыта героя основана на вашем собственном и Оливера можно сравнить с вами? Но и отличий —. Обычно я говорю, что у Оливера от меня 42 процента. У меня была девушка, которая меня не бросала. У меня были сестры, а у Оливера. Я был более спортивным. Таким образом, Оливер — это что-то вроде наиболее странной части моей личности и личностей моих друзей, в обостренном и увеличенном виде.

А как вам пришла идея использовать необычные слова? Это очень интересно, учитывая ваш опыт. Вы писатель, а ваш герой ищет определения словам, может, это своего рода его проект на будущее? Это очень хороший способ видения данной идеи. Пожалуй, когда я писал свой первый роман, я еще не осознавал такую связь, так как не думал, что стану писателем. Но сейчас-то я действительно писатель. Во время работы над книгой у меня был замечательный словарь, я почувствовал одержимость фантастическими странными словами и решил передать ее своему персонажу.

Я задумался, каким образом можно включить такие слова в текст, чтобы они не просто касались обиходной речи, хотя Оливер часто произносит.

If I should have a daughter ... - Sarah Kay

Тогда я решил, что можно использовать их в качестве названий глав. В этом случае читатель может анализировать, как они связаны с содержанием, либо просто игнорировать. Но они действительно интересны, их можно отыскать в словаре, поразмышлять, какое отношение они имеют к содержанию главы, какие ключи дают для понимания текста.

Было странно дочитать до конца и не встретить. Субмарины нет, и это хорошо, так как вы позволяете читателю решать, что это.

Вы часто обращаетесь к воде, водным образам и метафорам. Вода имеет для вас какое-то значение как стихия или символ?

Джо Данторн

Да, и очень серьезное. Я вырос в такой же комнате, как Оливер, в доме с видом на море. Каждое утро из окна я видел залив. Когда живешь у моря, это становится очень важной частью твоей психологии; ты можешь переехать, но море навсегда останется в твоем сознании. Так что море стало повторяющимся мотивом в моих произведениях, моей любовью… да, я просто люблю об этом писать. Хоть это и считается клише — писать о море. Можно ли ассоциировать море с вечным движением? Вода движется — и Оливер находится в процессе становления: Есть ли какая-то связь между этим?

Точно есть, и немалая. Море бесконечно подвижное — это очень красивая ассоциация, она мне нравится. Вы очень удачно раскрываете амбивалентность Оливера, изображая одновременно его доброту по отношению к другим и жестокость. С одной стороны, он оказывается среди подростков, издевающихся над одноклассницей Зоуи, с другой стороны, он очень трогательно пытается наладить чужие отношения, искренне переживает о своих родителях и девушке… Я думаю, это честное изображение подростка, у которого внутри и то, и другое.

В тебе может дремать жестокость, которую легко направить в неправильное русло, как только попадаешь под негативное давление. Но в то же самое время ты способен к большой эмпатии и заботливости.

Нельзя показывать его однобоким, скучным; он должен двигаться, постоянно балансировать между жестокостью и чуткостью, идиотизмом и проницательностью, взрослостью и детством.

Необходимо было сделать его сложным и сбалансированным персонажем, чтобы удерживать внимание читателя. И у вас это мастерски получилось.

Культпросвет Джо Данторн - Культпросвет

А что касается взрослых, верите ли вы, что человек должен сохранять что-то детское в своей душе? Да, это как-то искусственно — взрослеть, пытаться уничтожить ту часть себя, которая имеет детские инстинкты. Я считаю, что вполне нормально иногда вести себя по-детски. Думаю, проблема в том, что человек вынужден подавлять детские инстинкты. А нужно быть свободным, бежать, начинать сначала, в определенный момент забывать об ответственности, иначе в один прекрасный день почувствуешь, что ты исчез.

Позволять себе моменты игры, дурачества. Что из книги было особенно важно воплотить в фильме и чем вы были готовы пожертвовать? Думаю, я не тот человек, кто может судить об этом: Я только что закончил роман, и мне казалось, что каждая глава заслуживала экранизации, я гордился тем, что получилось, и не хотел ничего менять.

Но понимал, что это невозможно. Я не мог принять решение и оставил это на усмотрение режиссера и сценариста Ричарда Айоади. Важнее было убедиться, что персонажи остались аутентичными, что ничего существенно не менялось.

Русский язык: учебник для 6 класса общеобразовательных учрежде­ний

Мне очень понравился фильм, но есть одна вещь, отсутствие которой в экранизации я вполне понимаю, но все же ожидал увидеть. В книге это не самая важная сцена, но мне нравилось ее писать — поход Оливера с отцом на ярмарку с аттракционами. Когда отец сидит на электрическом стуле и имитирует смерть, между ним и сыном возникает по-настоящему сильное чувство. Для меня это очень дорогой момент в книге. И поскольку Оливер далеко не всегда приятный парень, я хотел увидеть этот эпизод в фильме.

А что вам особенно понравилось в фильме? Мне очень понравилась музыка! Особенно если учесть тот факт, что в художественном пространстве книги музыка почти не имеет значения. Я немного разбираюсь в кино, писал сценарии, кинематографический мир не кажется мне чужим. Поэтому я могу оценить, насколько идеально подобраны песни, сами по себе невероятные, да и некоторые из текстов написаны под влиянием книги и сценария. Я все еще очень счастлив, когда слышу эту музыку.

А о чем вы пишете сейчас? Перед Рождеством я завершил новый роман.

  • Презентация к уроку по теме «Глаголы- синонимы, глаголы – антонимы».

Это мой третий роман, который должен выйти в следующем году. Что касается темы, я уже восемь лет живу в Лондоне и впервые пишу об этом городе. Наконец-то я почувствовал себя лондонцем, который смог бы написать историю, происходящую в этом городе. Я перенес место действия моих историй из Уэльса в другое пространство. И сейчас, когда книга закончена, я пишу телевизионную версию, работаю над сценарием фильма и поэтическими произведениями.

Я пытаюсь завершить сборник поэзии. О тайнах ремесла и муках творчества Диалог через время и пространство. Познакомившись с Татьяной Шереметевой, прочитав ее книги, публикуя ее рассказы в нашем журнале, встречаясь с ней на литературных и музыкальных тусовках или за чашкой кофе… А может быть все вышеизложенное, но в другом хронологическом порядке… но суть остается одна — у меня регулярно возникают вопросы, причем не совсем литературного плана.

Интригует меня эта высокая блондинка и ее новеллы о судьбах женщин, порой чем-то очень похожих на нее, порой совершенно чуждых ее характеру.

Насколько откровенна она с нами, читателями, как далеко пускает нас в свой личный мир, насколько близок ее лирический герой ей самой, насколько автобиографичны ее литературные опусы, где в них заканчивается чистый вымысел, и дает о себе знать подсознательное, берущее начало в детских переживаниях и надеждах? Или все сходство заканчивается тем, что, как правило, ее героиня высокого роста?

Читая романы, особенно о своих современниках, все мы часто задавались подобными вопросами, но, поверьте мне, эти вопросы становятся более навязчивыми, как только вы лично знакомитесь с писателем.

И это понятно, кто из нас не грешит обычным бытовым любопытством. Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда, Как желтый одуванчик у забора, Как лопухи и лебеда. Неправда ли, великая поэтесса ясно дала понять, что обольщаться не стоит — литературное произведение может родиться из пустяка, и все страсти лирического героя зачастую возникнуть практически на пустом месте: Но это опыт поэта, а Татьяна Шереметева прозаик. Вот и решила я поинтересоваться у нее, насколько она солидарна с мнением Анны Ахматовой о тайнах ремесла, и провести этакий диалог через время и пространство между поэтом и прозаиком.

На заданный мной вопрос отвечает Татьяна, а затем идет выбранный мной отрывок из цикла Анны Ахматовой, причем прошу принять во внимание: Татьяна не знала о том, какие четверостишья последуют после ее ответа, а я, выбирая их, еще не знала, что ответит мне Шереметева. Судите сами, как это у нас получилось. Сейчас я заканчиваю роман, который написан от лица мужчины, нашего современника.

Но, честно говоря, мне интереснее психологические аспекты внутренней жизни человека и межчеловеческие отношения. Поэтому незаметно для себя обещание свое я нарушила и от первоначального замысла отошла достаточно далеко Есть еще тема, которая мне очень близка, — я люблю писать о детях и от имени детей.